ОДЕССИКА ОДЕССИКА
для тех, кто любит Одессу! для тех, кто любит Одессу!
Main

Молитвенный дом на Молдаванке.

Известно, что в Одессе евреи составляли на рубеже ХIХ и ХХ веков третью часть всего населения города. Для удовлетворения духовных потребностей евреев в городе работали общественные синагоги и многочисленные молитвенные

Три монументальные одесские синагоги: Главная – на пересечении улиц Еврейской и Ришельевской, Бродская – на углу Жуковского и Пушкинской улиц и Холодная – в конце Екатерининской улицы – многократно описаны посещавшими их в разные годы людьми. Благодаря своей значимой архитектуре синагоги многократно попадали в объективы фотографов. Как одесские достопримечательности, их изображения тиражировались на почтовых открытках, широко вошедших в обиход в Российской империи на рубеже ХIХ и ХХ веков. Формат почтовой карточки – открытого письма – 9 х 14 см – был утвержден Всемирным почтовым союзом еще в 1878 году и неукоснительно соблюдался много лет.

Наиболее ранняя одесская еврейская иллюстрированная почтовая открытка представляла собой вид Бродской синагоги, была изготовлена литографическим способом и выпущена издательством Г. Левинсона в 1899 году. Напомним, что первая иллюстрированная одесская сувенирная почтовая открытка «прошла почту» в мае 1895 года.

Известны и другие виды еврейских одесских открыток: репродукции картин художников с разнообразными еврейскими сюжетами, бланковые и рекламные открытки торговых и промышленных предприятий, принадлежащих одесским евреям, благотворительные открытки и т. п.

Практически неизвестны открытки с изображением работавших в Одессе небольших общественных синагог и многочисленных молитвенных домов. Здания некоторых из них сохранились до наших дней, но в объектив фотографов они по непонятным нам причинам практически не попадали.

Наиболее редким видом почтовых карточек можно считать частные фотооткрытки, изготовляемые фотографами – любителями или профессионалами, как правило, в единичных экземплярах, но на стандартной почтовой фотобумаге. После наклеивания соответствующей марки фотооткрытки были готовы для отправки по почте. Именно такого вида фотооткрытка является героиней нашей статьи.

В 2009 году в коллекцию инициативного одесского коллекционера – филокартиста Михаила Юрьевича Измайловского попала открытка, изготовленная фотоспособом. Ее прислал в подарок крупный европейский собиратель «иудаики», который считал, что на открытке запечатлена синагога в Одессе.

На открытке дом усадебного типа, находящийся за изящным забором с ажурными воротами с характерным «одесским» рисунком. Принадлежность к еврейскому духовному учреждению: синагоге или молитвенному дому – несомненна, т.к. фронтон здания украшала надпись на древнееврейском и русском языках со священными словами Торы.

Оборотная сторона открытки имеет достаточно четкий почтовый штамп, свидетельствующие о том, что открытка отправлена из Одессы в Лондон в декабре 1912 года. Одесский предприниматель Леон Лазаревич Розенберг с супругой отправил почтовую карточку с текстом, содержащим сердечные поздравления, семье и сотрудникам господина Вилкинсона, вероятно, делового партнера. «От руки» Л.Л.Розенберг поставил дату «1913 год», учтя разницу в 13 дней между Григорианским календарем, принятым в Европе, и Юлианским, использовавшимся в России до 1918 года.

То, что открытка отправлена из Одессы, является косвенным доказательством нахождения изображенного культового здания в нашем городе.

Другие доказательства расположения объекта именно в Одессе неожиданно пришли из Израиля от отца коллекционера, одессита в 3-ем поколении Юдки – Аба (Юрия) Измайловского, жившего до войны на Средней улице. Глянув на открытку, он сразу уверенно сказал, что это синагога на Разумовской улице, куда его ребенком (родился в 1925 году) водил отец.

Изображение на открытке опознал, как дом на Разумовской угол улицы Серова (Мастерской), наш родственник доктор технических наук Эдуард Матвеевич Флитштейн, живший после войны с родителями в начале Разумовской улицы, а сейчас проживающий в Израиле.

Выросшая на Молдаванке, а ныне наша соседка – Эсфирь Моисеевна Гринберг – поведала нам, что ее мать после возвращения из эвакуации, посещала в дни еврейских праздников подпольный молитвенный дом на Разумовской.

Собрав «свидетельские показания», мы обратились к старинным справочникам и документам. Кроме того, хотелось немного узнать о небольших синагогах и молитвенных домах Одессы.

Молитвенные дома в старой Одессе чаще всего объединяли прихожан по признаку профессиональной принадлежности. Существовали молитвенные дома рубальщиков кошерного мяса, портных, подмастерьев портняжного цеха, красильщиков, приказчиков, мебельщиков, мучников, пекарей и другие. Такие молитвенные дома выполняли не только ритуальные функции, свойственные синагоге, но служили неким профессиональным объединением с широкой системой различных видов взаимопомощи и благотворительности.

Солидное монументальное здание синагоги рубальщиков кошерного мяса на углу улиц Малой Арнаутской и Земской свидетельствовало о немалых доходах одесских мясников до революции. Сейчас в этом помещении размещается Общинный центр «Мигдаль» и другие еврейские организации.

Несколько скромнее выглядело 100 лет назад здание синагоги портных «Мальбиш Аримим» («Одевающий нагих») на улице Ремесленной, 21,в доме Брухи Осиповны Карк. Однако, кроме ученого еврея, старосты, казначея и служки при синагоге в 1914 году числился собственный кантор. Еврейской общине «Хабад» в 1990-е годы пришлось восстанавливать молитвенный дом практически заново, т.к. в советские времена помещение использовали как производственное.

В отличие от общественных синагог, строящихся на городской земле, молитвенные дома располагались, как правило, в частных домах, принадлежащих евреям. На легендарной одесской Молдаванке обитало очень большое количество евреев, поэтому и молитвенных домов было множество.

Из архивных документов известно, что в 1880-е годы с разрешения одесского градоначальника в разных районах города было создано несколько молитвенных домов. Согласно разрешению № 3704 от 22 апреля 1881 года на Разумовской улице, № 18, в доме, принадлежащем Абраму – Ицко Зильберглейту, разместился молитвенный дом «Томхе – Овде Адуме», что в переводе означает: «Поддерживающий работающих на земле». Формулировка означает профессиональную принадлежность прихожан молитвенного дома, уточнить которую нам позволили и «свидетельские» показания и некоторые документальные свидетельства.

Прихожанин синагоги на Разумовской с дореволюционных времен, Мойша Измайловский, по свидетельству его сына – Юрия Измайловского, о котором мы уже упоминали раньше, работал в 1920- 1930 –е годы слесарем – механиком в артели по производству и ремонту маслобоек – несложных механизмов, используемых владельцами коров для получения масла из сливок.

Другое свидетельство о профессиональной принадлежности прихожан мы обнаружили в справочниках: «Вся Одесса. 1911 год» и «Вся Одесса. 1914 год», где в списках духовных учреждений города значится молитвенный дом на Разумовской, 18, в доме Зильберглейта, и приведены фамилии людей, его возглавлявших. Как и во всех остальных одесских молитвенных домах, избранный прихожанами штат его состоял из ученого еврея, старосты и казначея. Ученым евреем, в обязанности которого входило «объяснять в известных случаях сомнения, касающиеся богомоления или обрядов веры», состоял в начале ХХ века Беньямин Иосифович Коган; казна была доверена Исааку Моисеевичу Шрайбману.

Остановимся поподробнее на специальности старосты, Моисея Абрамовича Ихтеймана, который был владельцем слесарно – механической мастерской, располагавшейся на Тираспольской, 18, на квартале между Кузнечной и Дегтярной. Таким образом, господин Ихтейман занимался ремонтом и изготовлением приспособлений и механизмов, необходимых для работающих на земле крестьян. Кроме того, Моисей Абрамович Ихтейман был советником духовного права и одним из 11 членов правления городского совета духовного правления синагог и молитвенных домов, что позволяет говорить о большом доверии, оказываемом ему евреями Одессы.

Интересно, что, направляясь в молитвенный дом на Разумовской, 18, отец и сын Измайловские, жившие на Средней, 33, проходили мимо молитвенного дома «Маркевес – Аминодов», располагавшегося, согласно данным справочников столетней давности, на улице Средней, 1. Однако, не географическая близость, а именно профессиональная общность определяла принадлежность к той или иной синагоге.

Перед первой мировой войной штат служащих молитвенного дома ремесленников, «помогающим работающим на земле», значительно расширился. Ученым евреем в это время служил Абрам Моисеевич Рапопорт, прежний староста М.А.Ихтейман оставался на своем посту, казначеем стал Зусь-Ицко Лейбович Мильц. А для чтения глав Торы был приглашен специальный чтец – Иосиф Григорьевич Ципник. Обслуживали молитвенный дом «Томхе- Овде – Адуме» служки: старший – Иосиф Иовелевич Крук и младший – Исаак Абрамович Каменецкий.

Кантор в штате этого молитвенного дома не значился, хотя перед первой мировой войной канторы участвовали в богослужениях многих молитвенных домов и синагог Одессы. Если в Бродской синагоге пел непревзойденный Пинхас Миньковский, а регентом был всемирно известный композитор Давид Новаковский, то в других синагогах служили менее прославленные певцы: М.А.Штейнберг – в Главной синагоге; М.Дехтяр – в «Новобазарной»; Х.- И.Недзвецкий – в синагоге портных на Ремесленной, 21; Ш.Бурд – на Ремесленной, 50; С.Германский – на Резничной, 26; И.Фамильян – на Успенской, 19; Ш. Лихтерман и Ш.Гольдрайх – на Лесной и другие.

Кто-то из собратьев перечисленных канторов изображен на фотооткрытке, хранящейся в собрании М.Ю.Измайловского, имеющей надпись на обороте «от руки»: «Израиль, Одесса, 1925 год».

Из всех полученных сведений становится понятно, что молитвенный дом на Разумовской, 18, изображение которого дошло до нас благодаря обнаруженной еврейской открытке, благополучно существовал около 40 лет, в годы советской власти продолжал работать до Великой Отечественной войны, а после ее окончания – работал некоторое время подпольно. В 1960-х годах здание было по каким-то причинам разрушено. Сейчас на месте старого молитвенного дома безликие одноэтажные дома, стоящие по красной черте улицы Разумовской, а не в глубине двора, как это видно на открытке – героине статьи.

Новая открытка из филокартической коллекции Михаила Измайловского, безусловно, заняла достойное место среди известных одесских еврейских раритетов.

Ева Краснова, Анатолий Дроздовский.
Одесса, 2009 год.