ОДЕССИКА ОДЕССИКА
для тех, кто любит Одессу! для тех, кто любит Одессу!
Main

Ниже приведена статья опубликованная в газете “Одесский Вестник” в 1844 году.

* * *

ОДЕССКОЕ ЛЕТО

Ох лето красное, любил бы я тебя,
Когда б не зной да пыль, да комары да мухи!..

Не раз приходилось нам повторять эти стихи Пушкина, в продолжение нынешнего лета. Жар, который в полдень, в тени, редко опускался ниже 20° 1 и весьма часто поднимался на несколько градусов выше, — при наших каменных мостовых, при множестве железных крыш, делался под лучами солнца, просто 35-градусным жаром, от которого в тесных, кругом обстроенных дворах духота была нестерпима. В часы нашей сиесты, т. е. с 11-ти часов до трех, мы не знали куда даваться. Ни запертые наглухо ставни, ни вода со льдом, — ничто не помогало. Правда, темнота спасала от докучливости мух, но от жара разве только в погребах можно было найти спасение. Тоска в теле, томление в душе: ни думать, ни работать, ни есть! Жизнь тянется пред взорами усталого воображения будто новороcсийские степи, и если мысль о будущем блаженстве мелькнет в голове, то не иначе как под видом моря, с отрадно освежающими волнами. И действительно, купанье по вечерам, было единственным благом для нашего, измученного дневным зноем тела. И за то нельзя сказать, что мы не умели пользоваться этим благом. В продолжение всех трех летних месяцев, начиная с 7-ми вплоть до 9-ти часов вечера, купальня под бульваром была осаждаема экипажами, точно как театр в первое представление новой оперы, в которой участвует Сеччи Корси 2. В полдень, утром, в какое угодно время — вы всегда нашли бы там посетителей; даже в десятом часу, в тихие лунные ночи, вы бы застали там нескольких человек, которые, не боясь ундин и дяди Струя, 3 весело плескались в соленых волнах.

Но оно прошло, наше жаркое лето, и, глядя на небо, по которому порой носятся серые, в одну пелену свивающиеся тучки, и слушая завывание свежего порывистого ветра, — нам становится жаль красного лета, жаль что унылая сестра пришла на смену своего блистательного брата… Жаль лунных ночей, в которые так охотно ходилось по бульвару, когда все здания его, под ласковыми лучами неотлучного спутника земли, являлись чище и лучше, будто только что умывшиеся в волнах моря; когда женские лица казались все такими нужными и прекрасными, а белые платья мелькали меж дерев заманчивыми тенями…

Но оставим поэзию и обратимся к прозе.

Говорят, что такого несносно-жаркого лета, как нынешнее, никогда не бывало в Одессе. Не желая в этом случае поверить на слово, мы решились справиться с метеорологическими наблюдениями прежних годов, постоянно печатающимися в Одесском Вестнике. Справки свои мы начали 1834-м годом и довели их до 1844-го г. включительно Мы не входили в определение средней температуры целого дня в каждом месяце, т. е. средней температуры лета вообще, — мы взяли только высшую точку летнего жара — полдень, и определили для каждого месяца среднее число градусов полдневного жара, т. е. среднюю температуру полудня каждого месяца (с этой точки и просим смотреть на представляемые нами цифры). Кроме того мы указали maximum (т. е высшую степень) и minimum (т. е. низшую степень) полдневного жара. Дроби, для большей вразумительности, мы округляли. Метеорологические наблюдения, служившие данными для наших выкладок делались в тени, по термометру Реомюра.

Годы Средняя темп. в полдень Maximum в полд. дни Minimum в полд. дни
Июнь Июль Август
1834 +20° +20° 3/4 +20° 2/3 +25° 14 июля +14° 1/4 27 июля
1835 +22° 1/6 +19° 1/7 +16° 1/2 +26° 3/4 11 июля +12° 30 авг
1836 +18° 1/2 +19° 1/2 +18° 1/4 +25° 14 июня +9° 4/5 26 июня
1837 +18° 1/10 +20° 1/3 +19° 1/2 +25° 26 июля +9° 28 июня
1838 +19° 1/4 +18° 2/3 +18° 5/6 +24° 1/2 1 июля +11° 1/2 7 авг
1839 +20° 1/3 +25° 1/2 +23° 2/3 +28° 1/2 18, 21 июля
6, 7, 8 августа
+12° 25 авг
1840 +19° 2/3 +22° 1/3 +18° 1/3 +29° 1/2 9 июля +14° 16 июля
1841 +23° 2/3 +23° 9/10 +23° 1/3 +33° 8 июля +13° 1/2 30 авг
1842 +22° 1/2 +22° 2/3 +20° 3/4 +27° 1/2 15 июня +10° 1/2 16 авг
1843 +17° 3/4 +19° 3/4 +17° 1/2 +23° 21 июля +11° 30 авг
1844 +20° +21° 1/3 +19° 1/2 +23° 2/3 16 июля +16° 27, 28 авг

Из этих цифр видно, что с 1834-го года по 1844-й включительно, самое жаркое лето (относительно полдн. температуры) было 1841 года, за ним — 1839 года, за этим — 1842 г., потом лето 1834 года. Прочие года по степени летнего полдневного жара идут в следующем порядке 1844, 1840, 1837, 1833, 1838, 1836, 1843.

Нынешнее лето, сравнительно с прочими десятью, занимает в этом отношении, 5-е место, но оно отличалось постоянством жара и совершенным отсутствуем дождей. Мinimum его в полдень есть +16°, между тем как minimum прочих годов колеблется между +14° и +9°.

Если сравним июль месяц нынешнего года (относительно полдн. темп.) с июлем прочих 10-ти годов, то увидим, что нынешний июль уступает июлю 1839 года, 1840, 1841 и 1842 в что июль самого жаркого из означенных 11-ти годов, т.е. июль 1841-го г. был сильнее нынешнего на 2 1/2 град.

Все три летние месяцы 1841-го г. почти не уступали один другому в степени полдневного жара: среднее число каждого из иих – 23° и разница была только в дробях.

В продолжение 11-ти означенных лет, самый сильный по жару день был 8-е июля 1841-го г. (+33° в полдень), а самый слабый 28-е июня 1837-го г. ( +9° в полдень). Впрочем цифра 33° в полдень 8-го июня кажется нам сомнительною, хотя весь этот день, судя по утренней и вечерней его температуре, был нестерпимо жарок.

Дальнейшими выводами из представленных нами цифр могут заняться сами читатели.

С первых чисел настоящего сентября, наше небо, как бы желая напомнить нам, что мы вступили в осенний месяц, значительно нахмурилось и пахнуло на нас весьма свежим ветром. Потом оно прояснилось – погода разгулялась, и мы имели несколько тихих, нехолодных, вполне прекрасных дней, которые особенно была приятны после недавних летних жаров. В последнее время, небо снова стало хмуриться, облило нас продолжительным мелким дождем, и резкий свежий ветер, разметывая по улицам пыль, на несколько дней заставил нас кутаться в суконные бурнусые пальто. Не предвещая ничего впредь (потому что метеорологические пророчества, как известно, составляют исключительное право «бердичевского календаря»), мы однако же надеемся, что наша осень не откажет, по своему обычаю, «одарить нас и в этот год многими, или хоть несколькими хорошими днями: она тем более обязана сделать это, что почти всегда исправляет у нас должность своей младшей сестры весны, которой собственно мы никогда не имеем. Если же надежды наши не сбудутся, и вместо ясных тихих дней, осень пошлет нам свои долгие дожди, монотонные и усыпительно-скучные, как самолюбивые трактаты о нерешимых вопросах какого-нибудь надутого гелертера 4, — то нам ничего больше не останется, как пожелать «благосклонному» читателю вооружиться долготерпением и запастись средствами против хандры и насморка.

* * *

Примечания одессики.net:

1 Здесь и далее речь идет о градусах Реомюра, которые были приняты в то время. Один градус Реомюра равен одному с четвертью градусу Цельсия: 1° R = 1,25° C.

2 Сеччи Корси – примадонна-сопрано одесского оперного театра.

3 Ундина и дядя Струй персонажи популярной повести в стихах «Ундина» В. А. Жуковского. «Ундина» является стихотворным переводом одноименной повести Ламот Фуке написанной на немецком языке.

4 Гелертер (Нем. Gelehrter) – Ученый, обладающий широкими, но только книжными, оторванными от жизни знаниями.